Тайны покрытые мраком Суббота, 16.12.2017, 19:51



Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории статей
Ирак глазами солдата из Украины [4]
Армия, которую послали [2]
Война за северный полюс [1]
Второая мировая война и ее тайны [3]
Война в Ираке [2]

Случайные материалы
Тайна корабля-невидимки «Элдридж» разгадана
Кто отравил Ющенко
Куда уехал цирк или анализ войны в Ираке
"Скромный" дом Тимошенко... (Фото)
Двадцать три их было, двадцать три...
Конец света или четыре последних признака прихода антихриста.
Рассекречено: разведка США вербовала офицеров СС
Как умирали моряки «Курска»
Уничтожение Ирака
Моряки умирали "по инструкции"
“Обезжиренное яблоко” или самая здоровая в мире нация
Армия которую послали. Часть первая.
Версии гибели Курска
30 секунд до ядерной катастрофы
Были ли американцы на луне?

Главная » Статьи » Войны и миротворческие операции » Армия, которую послали

Армия которую послали. Часть первая.
Без Путина

9 мая — день, когда каждый — даже самый безнадежно штатский — гражданин России невольно вспоминает о том, что у нашей страны есть армия и что было время, когда наша армия была лучшей в мире. Не случайно президент решил зачитать свое ежегодное послание Федеральному собранию РФ, на следующий день после Дня Победы. И не случайно именно российской армии — ее нынешнему состоянию и перспективам развития — в президентском послании было отдано одно из центральных мест. Для того чтобы по достоинству оценить путинское красноречие, давайте вспомним — в каком состоянии находилась российская армия в момент, когда он пришел к власти, и что в ней изменилось с тех пор…

Как известно, в конце 1980-х советская армия была оболгана и растоптана. Сахаров рассказывал сказки про Афганистан, Собчак — "крестный отец" действующего президента РФ — про "саперные лопатки" в Тбилиси. "Воевать не умеют", "каратели проклятые", "генеральские дачи". И, вообще, "зачем нам армия?"

Все это продолжалось вплоть до трагического штурма Грозного уже российской армией (жалкой тенью той — советской) в январе 1995 года…

Когда армия оказалась в реальных окопах, а на вспаханную фугасами землю жирно полилась настоящая красная кровь, у любителей посудачить о ее ненужности и порочности резко сузилась аудитория. Тогда впервые возникло ранее невиданное явление — популярный боевой генерал. На слуху были имена Пуликовского, Тихомирова, Романова. Одновременно на "приднестровской площадке" бурно стартовал генерал-политик Лебедь.

К этим людям можно относиться по разному, но факт остается фактом — в ходе чеченской войны (даже на ее наиболее трагическом этапе) армия вырвалась из того гетто, в которое его загоняли почти десятилетие. Даже ее позорная роль в терроре 1993 года отошла на второй план. Армия наряду с Церковью возглавила список институтов, пользующихся наибольшим доверием населения (на третьем месте с гигантским отрывом идет, по-моему, Российская академия наук)…

Хасавюрт в то время воспринимался однозначно — предатель-Ельцин не дал армии окончательно разгромить бандитов.

Затем был знаменитый марш-бросок в Косово (когда на глазах изумленных американцев наши десантники заняли аэропорт Слатина под Приштиной), заставивший всю страну выучить наизусть имена Квашнина и Ивашова.

А потом началась ужасно "своевременная" вторая чеченская война, позволившая ельцинской "семье" оттереть от власти Примакова (с "примкнувшим к нему" Лужковым), и посадить на президентское кресло "своего парня" — Путина. Таким образом, опасный "примаковский эпизод" в новейшей истории России, вызванный дефолтом, был благополучно завершен. Из-за витавшего в воздухе аромата победы этот дурно пахнущий сюжет прошел почти незамеченным. От нового президента-победителя тогда ждали продолжения примаковского курса. Он это понимал и никогда не забывал подбросить свежий уголек в топку народных ожиданий…

"Здесь возрождается российская армия!"
— помнится упрекнул старомодного пацифиста Григория Явлинского тонко чувствующий политическую конъюнктуру Анатолий Чубайс, и свежевыструганный им СПС сизым голубем влетел в Думу (точно также, как чуть позднее в Кремль влетел Путин)… Дальше, как говориться "ехать некуда". Представляете, какой громадный авторитет в тот момент имела армия, если, паразитируя на нем, банк народных симпатий сорвал не только не-рыба-не-мясо-Путин, но и огнегривый Главный Аллерген России?!!

Сегодня не принято вспоминать о том, что успех 2000 года (плюс "несгибаемый рейтинг" на весь первый срок) Путину на 70% обеспечили Шаманов и Трошев, Казанцев и Шпак, кровь псковских десантников и "рождественский подарок" полковника Буданова (остальные 30% — экономический рост, полученный в наследство от правительства Примакова). Тем не менее, это так. Можно попытаться укутать этот факт в покрывало забвения, но отрицать очевидное невозможно…

Собственно, этот "звездный час российской армии" — точка отсчета, отталкиваясь от которой мы можем мысленно прочертить ее дальнейшую — "путинскую" — траекторию и оценить ее нынешнее состояние.

При Путине: "Несгибаемые аликперы"


Рассаживание героев чеченской войны в полпредско-губернаторские кресла на первых порах не вызвало никаких подозрений. Помнится, в 2002 году Анатолий Квашнин пообещал "нагнуть магнатов этих, аликперов". Эта емкая форма довольно точно описывает ожидания населения от "армейского десанта во власть". А когда наша бдительность была окончательно усыплена, начался разгром Северо-Кавказского военного округа, завершившийся скандальной "почетной ссылкой" Трошева на ничего не значащую должность "помощника по казачеству". Остальные, вытолкнутые на гражданку, генералы были опорочены и тихо "слиты". Последним ушел в небытие герой еще первой чеченской войны генерал Пуликовский (о его бескомпромиссной антилебедевской позиции накануне Хасавюрта уже мало кто помнит). В отличие от Трошева, сохранившего на своих плечах погоны, остальные даже не пытались скандалить. Было уже поздно.

Одновременно было запущено долгоиграющее "дело Буданова", которое в течение нескольких лет планомерно сравнивало с землей авторитет героев чеченской войны и закладывало фундамент под "дело Ульмана", "дело Худякова-Аракчеева" и еще сотни "дел", которые уже завтра будут поставлены на поток (об этом ниже)…

То, что вменялось в вину Буданову — естественные издержки любой войны. Можно спорить о том, что правильнее: жестоко наказывать или закрывать на это глаза (тихо отправляя "слетевшего с катушек" офицера домой). Одно понятно — на обсуждение данной темы должно быть наложено строжайшее табу. С "делом Буданова" все было ровно наоборот.

На оккупированной территории Германии в 1945 году тоже были свои некрасивые эпизоды (мародерство, насилие над гражданским населением и пр.). На них реагировали мгновенно, в полном соответствии с законами военного времени. Но чтобы об одном таком эпизоде из номера в номер писала "Правда" и "Известия" (смакуя подробности, сознательно сгущая краски там, где они "недостаточно густы"), чтобы о ходе расследования и судебного процесса население страны каждый день оповещал по радио Левитан — такое невозможно представить ни в каком, даже самом кошмарном, сне…

Следующей пощечиной армии стало назначение военным министром Иванова — гебиста, не служившего в армии даже срочную службу. Последним "линию обороны" пытался держать начальник Генштаба Квашнин… Опять же, к нему можно относиться по-разному, но он — кадровый военный, с именем которого связаны и наиболее драматические эпизоды чеченской войны, и знаменитый марш-бросок в Косово, а не "специалист по художественному стуку". Итог известен — "почетная ссылка" в Сибирь (по "казанцевскому сценарию") и выжигание "каленым железом" всех, кто имел хоть малейшее отношение к "квашнинской фронде". Генштаб вместо Квашнина возглавил "паркетный генерал" Балуевский, до этого момента подвизавшийся в Брюсселе (точная копия Фрадкова). В итоге, Генштабу пришлось встроиться во "властную вертикаль" министра-гебиста, точно так же, как фрадковское "правительство" (имевшее относительную свободу действий при Касьянове) встроилось во "властную вертикаль" гебиста-президента.

При Путине: "Чеченский блюз"


Отдельных слов заслуживает планомерное уничтожение плодов победы российской армии в Чечне. Путинская "чеченизация" фактически обнулила всю солдатскую и офицерскую кровь, которая лилась там все 10 лет войны. Единственная существенная разница между нынешней Чеченской Республикой и былой Ичкерией заключается в том, что Масхадову мы дань не платили, а Кадырову платим ("компенсации", "деньги на восстановление" и пр.).

Между тем, путинское правление начиналось в момент, когда практически вся территория Чечни уже была взята армией под контроль, а боевики были загнаны далеко в горы и вынуждены были искать пристанище за пределами России. Эксперты в один голос говорили о том, что боевиков нужно добивать, что руководить Чечней должен русский генерал-губернатор, что по мере нормализации обстановки нужно "делать" там власть по "дагестанской модели" с привлечением представителей всех чеченских тейпов, что нужно создать условия для возвращения на родину разбросанной по всей России чеченской диаспоры и т.д.

Путин сделал все ровно наоборот. Уже практически состоявшийся разгром боевиков был остановлен. Руководство республикой было передано "раскаявшемуся" боевику Кадырову. Дальнейшее "урегулирование" свелось к так называемой "чеченизации" –передаче под контроль чеченцев "денежных потоков" и замене российских "силовиков" амнистированными боевиками (именно ими укомплектованы вооруженные формирования "раскаявшегося" боевика Героя России Рамзана Кадырова и "раскаявшихся" боевиков Героев России братьев Ямадаевых).

Дальнейшие боевые действия в Чечне, таким образом, свелись к борьбе между двумя бандитскими группировками за контроль над республикой — "кадыровской" и "масхадовской". Впрочем, "кадыровская" группировка победила практически сразу (так сказать, "за явным преимуществом"). А разве могло быть иначе? С одной стороны, красивая, но бесконечно далекая от реальности сказка про независимую Ичкерию и ее стольный град Джохар, с другой — амнистия, российский паспорт, российская военная форма, боеприпасы и все виды довольствия прямиком из "силовых" статей государственного бюджета РФ (плюс солидный кадыровский "бонус"). И самое главное — была возможность сравнивать.

Вот, скажем, независимая Ичкерия. Клочок скалистой бесплодной суши. Ты на нем заперт. Вокруг через одного — арабы и прочие представители "ваххабитского интернационала". Они чувствуют себя хозяевами на твоей земле — набивают молодыми чеченками свои гаремы, учат тебя "правильному исламу". И все это приходится терпеть, так как через них идут деньги "ваххабитских" фондов — единственный устойчивый источник пополнения ичкерийского бюджета. Чеченские бригадные генералы между собой непрерывно конфликтуют. "Гелаевцы" стреляют в арабов, арабы — в "гелаевцев". Нефть — продается только контрабандой, да и та вся под Шамилем и Ширвани. Остается обзавестись "самоваром", заставить старуху-мать гнать самопальный "бензин" и продавать его трехлитровыми банками, чтобы семья с голоду не померла. Короче, никаких элементов красивой жизни. Одна сплошная "независимость".

А вот ты — "чеченский милиционер" (вчерашний боевик). Перед тобой вся огромная Россия со всеми ее заманчивыми возможностями, а сам ты — в форме при деньгах и с оружием (легальным). И можешь себе ни в чем не отказывать, потому что "с Чечни выдачи нет" — тут в Конституцию РФ бараньи кишки заворачивают, а Уголовным кодексом печку топят. Да ведь это — ровно та независимость, о которой чеченский боевик всегда мечтал! Не чета масхадовскому обману, о котором и вспоминать не хочется…

Как известно, Емельяна Пугачева обрекли на мученическую смерть казацкие старшины, получившие от действующей власти заманчивое предложение. А Хаттаб с Гелаевым хуже? Догадываетесь, с чем связан массовый падеж в стане непримиримых полевых командиров, увенчавшийся гибелью Масхадова? Не знаю, успел ли Рамзан Кадыров "дать отбой", или Басаев уже вовсю резвится с гуриями в мусульманском раю, но живой он ему сейчас нужнее, чем мертвый. Даже если он мертв физически, чисто информационно он еще долго будет "жить" ("отправлять" угрожающие письма, "брать" на себя ответственность за теракты и пр.).

Между тем, играть спектакль "Чеченская милиция громит боевиков" Кадырову все сложнее и сложнее — нет охотников на роль злодея. Вон даже Нурпаша Кулаев (единственный боевик, представший перед судом после захвата школы в Беслане) признается, что "готовил документы, чтобы с Рамзаном Кадыровым работать". Если бы у Нурпаши все получилось, как он запланировал, то после бесланского теракта он бы носил российскую форму. Но он немного замешкался и оказался не там, где хотел. Возможно, некоторые из его товарищей, успешно покинувших горящую бесланскую школу, кулаевскую мечту реализовали…

Недавно прошла информация о том, что большой отряд "кадыровцев" перешел на сторону боевиков. Первая мысль, которая мне пришла тогда в голову: ребят в "командировку" отправили. В лесу "боевики" перевелись — должен же кто-то играть эту неблагодарную роль. Вот полгодика побегают, получат премиальные и снова оденут родимую чеченско-милицейскую форму. А на их место других "командировочных" отправят. Вахтовый метод, однако.

Нерусский Путин


Еще на заре путинщины, когда так хотелось верить в хорошее, у меня в памяти отложились три маленьких, но крайне важных эпизода. В свое время я им не придал значение, а сегодня все чаще и чаще вспоминаю.

Эпизод номер раз. Ростов-на-Дону, 2001 год. Выступает Путин…

"Не важен статус Чечни, важно, чтобы ее территория не служила плацдармом для агрессии против России".


Эпизод номер два. Москва, 2002 год. Разговариваю с военным, хорошо осведомленным в чеченских делах. Он мне говорит: "Кадыров русских ненавидит еще больше, чем Масхадов. Тот хоть в советской армии служил. Пообтерся… При этом, Кадыров по-настоящему уважает Путина. Это все чеченцы говорят. У них с ним какая-то взаимная симпатия".

Интересное сочетание, не правда ли? Выходит Путин для Кадырова — ни грамма не русский. А сам для себя Путин русский?..

Эпизод номер три. 2004 год. Анна Политковская берет для "Новой газеты" интервью у Рамзана Кадырова.

— Скажите, а зачем сейчас зачисляют ваших людей в штат МВД, создают из них еще один спецполк, если Чечня и так набита разными отрядами и всем им лучше бы уже начать возвращение к мирной жизни? —
спрашивает "наивная" Политковская.

— Нужно так. Мы хотим навести порядок не только в Чечне, но и на всем Северном Кавказе. Зачисляют в МВД, чтобы нас в любое время могли отправить в Ставрополь или в Ленинград… Мы будем воевать везде по России. У меня директива — работать по всему Северному Кавказу. По бандитам.


Два года назад я снисходительно улыбнулся: мол, борзый у Кадырова сынок подрастает. К тому же, фантазер. А сегодня мне уже как-то не до шуток…

Среди многочисленных мифов, окружающих нашего президента есть один, особенно им лелеемый — мол, он у нас "немного недотепа": "Хочет, как лучше, а получается "как всегда". У меня б лучше получилось".

Пик этих настроений пришелся на начало 2005 года, когда страну лихорадило от монетизации льгот. "Ну кто ж так монетизирует?!!" — хотелось крикнуть такому слабому, такому беззащитному президенту, над которым в этот момент якобы сгустились страшные "оранжевые тучи". Сегодня уже можно не сомневаться в том, что ровно на такую реакцию он и рассчитывал. Президент-дзюдоист просто провел очередной прием и снова встал в стойку.

Мне по долгу службы пришлось несколько лет отслеживать и анализировать путинские действия и его "игра в слабость" для меня всегда была не более, чем хорошо отработанной чисто технической уловкой. Мастерски пуская ее в ход, Путин с неизменным изяществом расправлялся с заведомо превосходящими силами противника. Первую путинскую пятилетку оценивали по-разному, но для меня ее основным содержанием всегда был захват всех властных рычагов и подавление всех альтернативных центров силы. В благонамеренности президента я тогда не сомневался, потому с удовлетворением наблюдал, как в сточную канаву падают откушенные им головы представителей многочисленных ельцинских элит.

Чечня все это время оставалась, если не загадкой, то вопросом. На этом направлении происходило нечто, не укладывающееся в гипотезу о его благонамеренности. Чтобы не "зависать" на этой теме, я просто поверил Путину на слово: делает — значит, так надо. Тем более, что одно преимущество было очевидно: ссылаясь на президента-чеченца, Путин мог смело утверждать, что "в Багдаде", наконец, "все спокойно" ("контртеррористическая операция" завершена, началось "мирное строительство"), и там самым ускользать от внешнего давления по этой больной теме.

Чтобы, наконец, понять истинные цели Путина на "чеченском направлении" потребовалось дождаться воцарения Рамзана Ахмадовича Кадырова и, самое главное — перестать видеть в Путине благонамеренную власть

"Чеченское правосудие"


Сегодня мы уже знаем, что Чечня в войне с Россией одержала полную и безоговорочную победу. Хасавьюрт и масхадовская Ичкерия по сравнению с ней — детский лепет. Кроме полной независимости своей внутренней (и отчасти внешней) политики воцарившиеся в Чечне кадыровские боевики получили два преимущества, о которых Масхадов не мог и мечтать: регулярные масштабные денежные вливания из федерального бюджета (распределением которых кадыровцы занимаются теперь самостоятельно) и открытые настежь границы. К этому прилагаются связанные по рукам и ногам федеральные "силовики" и полная свобода действий для чеченских вооруженных формирований, численность которых стремительно приближается (если уже не превысила) к 20 тыс. штыков.

На очереди стоит упразднение любых обязательств перед федеральным бюджетом, переход в собственность кадыровцев местной нефтянки и окончательное изгнание из Чечни остатков российских военных (кстати, для этого не обязательно выводить дислоцированную там 42-ю дивизию — достаточно на 100% укомплектовать ее чеченцами, что уже делается). Кроме того, руководство Чечни уже заявило о том, что собирается уже в ближайшем будущем взять под контроль весь Северный Кавказ.

И все эти "наполеоновские планы" озвучиваются на фоне одобрительного молчания Москвы.

Но и это еще не все. Уже завтра кадыровское руководство получит право на собственный "суд присяжных" (заведомо фиктивный, так как формировать жюри присяжных будет республиканское руководство, что противоречит закону). В итоге, мы получим целую гору уголовных дел, фигурантами которых станут российские военные, имевшие несчастье участвовать в путинской "контртеррористической операции" (то есть, выполнять свой воинский долг). Судить их будут "по месту совершения преступления", то есть в Чечне. А если обвиняемые, будут настаивать на присяжных, они их получат — чеченских "присяжных" (то есть боевиков и членов их семей, отобранных под личным контролем Рамзана Кадырова).

Сегодня мы уже имеем два впечатляющих примера: "дело Ульмана" и "дело Худякова-Аракчеева" (есть и другие, но эти дела — самые громкие). И в том и другом случае на скамье подсудимых находятся военнослужащие, в вину которым вменяется выполнение приказа. Проходящие по этим делам офицеры были дважды оправданы судом на основании оправдательного вердикта присяжных. И дважды решение суда опротестовывалось под явно надуманными предлогами.

В государственных СМИ все это время продолжается форменная вакханалия. Причем объектом травли стали не только оправданные офицеры, но и сам институт присяжных — последняя надежда невинного человека на справедливый суд. В то же время, руководство Чечни не устает требовать, чтобы русских офицеров "судили чеченцы". Соответствующий запрос не только был принят и рассмотрен Конституционным судом РФ — в отношении него было вынесено поистине "соломоново" решение, не имеющие ничего общего с буквой и духом российского законодательства: Конституционный суд РФ постановил, что третье по счету рассмотрение "дела Ульмана" и "дела Худякова-Аракчеева" будет проходить без участия присяжных.

Сказать, что это решение Конституционного суда РФ "политическое" — это ничего не сказать. И если высшая судебная инстанция страны принимает такие "решения", то, что говорить о Северо-Кавказском военном суде? Допустим, паче чаянья, там окажется принципиальный судья. Что это изменит? Ровным счетом ничего! Обвинение без труда найдет повод для отвода, и судью поменяют на "правильного". Всего и делов! Это с присяжными "каши не сваришь", а кадровый судья — человек подневольный.

Так что создание первых обвинительных приговоров героям чеченской войны (за то, что они защищали Родину и попутно расчищали для Путина дорогу к власти) — вопрос времени.

Не знаю как вы, а я хотел бы пожелать нашим отданным на заклание офицерам только одного: не искать больше правды, не верить в то, что "суд разберется", а спасть себя любым способом. И не надо ссылаться на Александру Иванникову или Олега Щербинского, которых нам таки удалось вырвать из цепких лап путинского "правосудия". То были частные случаи, в которых власть еще могла "поступиться принципами". Что же касается Ульмана, Худякова и Аракчеева, то их действующая власть отправит в тюрьму, чего бы ей это не стоило. На русских военных, прошедших Чечню, она смотрит с ужасом, недоверием и волчьей ненавистью.

Генералитет уже "зачищен", настал черед офицерского корпуса. Выкашивают тех, кого больше боятся — в первую очередь, лучших офицеров спецподразделений. Наиболее опасным — таким как Поповских или Квачков — устраивают изощренные "подставы". Но на каждого Ульмана чубайсов не напасешься. А уничтожение потенциально нелояльного офицерства, знающего не понаслышке о том, что такое война, должно быть поставлено на поток. Для этого как нельзя лучше подходит "чеченское правосудие".

Одновременно полным ходом идет процесс расформирования боеспособных частей, в отношении которых есть хоть малейшие подозрения в нелояльности. Например, в прошлом году был расформирован 119-й гвардейский ордена Александра Невского парашютно-десантный полк, базировавшийся в Наро-Фоминске (Московская обл.)

Вот что об этом писала "Независимая газета":

"Некоторые эксперты связывают упразднение всегда лояльного Кремлю воинского соединения с изменившимися настроениями в офицерской среде: растущим недовольством военнослужащих элитных частей своим материальным положением и ходом армейской реформы.

В минувшую субботу согласно директиве Генштаба ВС РФ состоялась торжественная передача знамени 119-го пдп. … 45-му отдельному разведывательному полку Воздушно-десантных войск. Около 90% офицеров и 100% солдат и сержантов 119-го полка будут переназначены в другие части и соединения ВДВ, которые сейчас не укомплектованы по штату. Таким образом, штатная численность "крылатой пехоты" РФ, которая, как известно, является резервом Верховного главнокомандующего, сокращается как минимум на 2 тысячи военнослужащих".


Но расформирование, как показывает опыт Ульмана, Худякова, Арекчеева — это еще не самое страшное. Настоящая беда придет в дома офицеров и солдат, когда ими займется специально созданное для карательных целей "чеченское правосудие"…

"Первый среди равных"


Если вы на время забудете о "слабом" Путине, "Путине-недотепе" (а заодно перестанете в нем видеть благонамеренную власть), вы поймете, что его "чеченская политика" — это четкая последовательность действий, имеющих железную логику.

Вот скажем его формула 2001 года: "Не важен статус Чечни, важно, чтобы ее территория не служила плацдармом для агрессии против России"

Очевидно, что это, так сказать "внешний интерфейс". Что он скрывает? На мой взгляд, вот что: "Не важно, кто именно контролирует Чечню — боевики или российские военные — главное, найти такую конфигурацию, которая максимально отвечала интересам моей бизнес-группы".

Интересов этих много, но есть и один — главный — сохранение власти. Будет это — будет все.

Итак, десятки тысяч вооруженных головорезов, питающих зоологическую ненависть к русским, черпают горстями деньги из федерального бюджета и планируют взять под контроль Северный Кавказ. Плохо это для России? Да. А для Путина и его бизнес-группы? Это как посмотреть.

Если для России кадыровская Чечня — "черная дыра" и постоянная угроза, то для Путина лично — это идеальный субъект федерации. Лучше не придумаешь. Одно слово: "первый среди равных". Вместо причудливого узора, свитого из целой палитры интересов, субъектов, кланов в Чечне упругая "властная вертикаль" и тотальный контроль. А, значит, достаточно иметь один пакет договоренностей с одним субъектом и можно спать спокойно. При этом на своей территории сей субъект может делать все, что ему заблагорассудится — хоть верблюдов резать, хоть детей шариату учить, хоть конкурс красоты проводить — Путину "до лампочки".

Вы скажете: "Опасно. Такому руку дай — по локоть откусит!"

А я вам отвечу: "Не надо преувеличивать аппетит Кадырова. Он, слава Богу, не бесплотный дух, вроде Усамы Бен Ладана. Человек из мяса и кожи. Хочет вкусно есть, коллекционировать оружие и быть "первым парнем" на своей "кавказской деревне". И все".

Путину что — есть дело до Северного Кавказа? Нет ему до него дела — все его бизнес-интересы сосредоточены на газоносном Севере и нефтеносной Сибири. А других интересов у него нет.

Так что упомянутая Рамзаном Кадыровым два года назад "директива" — скорее всего, не бахвальство. Есть все основания полагать, что Путин, действительно, выписал Кадырову своего рода "мандат" на "работу по Северному Кавказу". Чеченские боевики в российской военной форме, наводящие "кадыровский порядок" в сопредельных республиках (для начала в Ингушетии и Дагестане), — это для нас с вами кошмар, а для Путина — праздник.

Северный Кавказ давно уже стоит на пороге кровавого хаоса. Ситуацию там федеральный центр не контролирует. В Дагестане взрывы и перестрелки — давно уже обыденность. В Назрани и Нальчике мы уже видели "генеральную репетицию". Так что отдать эту проблему на откуп чеченцам — поистине гениальное путинское решение. Баба с возу — кобыле легче.

А теперь давайте на время оставим Рамзана Кадырова со своими верблюдами, а сами вернемся к заявленной теме…

Дефицит ветоши


Как известно, в Советском Союзе армия успешно выполняла две основные задачи: собственно, военную (обеспечение обороноспособности страны) и социальную (подготовка юношей к взрослой жизни, "обтесывание" жителей национальных окраин и пр.). Именно второй функцией была обусловлена ее численность — нужно было регулярно погружать в "славянскую среду" юношей из "проблемных" регионов (в первую очередь, с Кавказа и из Средней Азии), чтобы обеспечить хоть какую-то однородность населения страны, собравшей под одной крышей народы, относящихся к разным цивилизациям.

Задача обороноспособности при этом решалась исключительно за счет славянского большинства. Скажем, в ходе Великой отечественной войны строго соблюдался принцип — не более 30% "нацменов" в подразделении. Считалось, что превышение этого показателя делает его полностью недееспособным. Личный героизм тех или иных выходцев с Кавказа или из Средней Азии, лишь подтверждал правило — "нацмен" становится хорошим солдатом регулярной армии, когда справа и слева его подпирают своими плечами однополчане-славяне.

Этот факт может подтвердить не только любой ветеран ВОВ, но и продукция советского агитпропа. В культовых советских фильмах "про войну" постоянно мелькают герои-грузины, герои-казахи и другие герои-"нацмены". При этом они всегда — экзотические одиночки, придающие "славянскому морю в гимнастерках" неповторимый советский колорит. Егоров и Кантария, укрепляющие флаг победы над дырявым куполом Рейхстага — апофеоз этой доброй традиции.

Показательно, что путинский агитпроп до сих пор так и не смог вырваться за рамки этого железобетонного клише. Ни в одном путинском фильме мы до сих пор так и не увидели дружный коллектив кавказцев-героев (или геров-азиатов), с криками "За Родину", наматывающий на штык кишки врага. Более того, мы так ни разу так и не услышали от киногеров-воинов "нерусскую" речь — ни на передовой, ни в строю, ни в казарме — нигде. Боец-"нацмен" в кино никогда не оказывался рядом с земляком, а потому разговаривал исключительно на ломаном русском. Даже в самом путинском-распутинском фильме на свете, снятом одним из лидеров "элитарного путинского комсомола" ("Молодой гвардии "Единой России") Федором Бондарчуком, — "9 рота" — мы видим все то же самое — вкрапление отдельных бойцов-нацменов (казах, армянин, чеченец) в "славянский массив". То же самое можно сказать и про сериал "Солдаты", блистательно решающий задачу продемонстрировать людям на гражданке "армию с человеческим лицом" в то время, как в самой армии давно уже делают "козью морду".

Агитпроповские клише, возникшие в советский период, чертовски живучи. Кинематографисты понимают, что расплата за произвол здесь одна — полная потеря правдоподобия, и потому не рискуют. В реальности же, как водится, все иначе…

Есть в "Живом журнале" дневник, который я регулярно читаю (и вам настоятельно рекомендую). Его хозяин поработал с источниками и выдал целый ворох цитат из различных российских СМИ, позволяющих проследить — как решается "национальный вопрос" в нынешней российской армии (в этой статье я активно использую материалы, любезно предоставленные этим ЖЖ-юзером, за что ему низкий поклон)…

В 1990-м году в популярном журнале "Век ХХ и мир" было опубликовано крайне любопытное исследование С.Белановского и С.Марзеева "Войны однополчан". В нем авторы пытаются разобраться в феномене национальных "землячеств", которые в конце 1980-х уже стали проблемой значительно более острой, чем пресловутая "дедовщина".

Цитирую:

…В мононациональных частях (они бывают только славянскими с незначительными вкраплениями солдат других национальностей) "землячеств" может вообще не быть. Если же они есть, то не образуют консолидированных групп, способных противостоять порядку.

Ситуация с "землячествами" резко меняется в условиях многонациональной части. Здесь "землячества" внутри славян становятся незаметным явлением, а на первый план выступают "землячества", образованные по национальному признаку…

Активное сопротивление проявляют кавказские народы. Причем это не сопротивление системе как таковой (внутри "землячеств" сохраняется неуставная иерархия), а скорее сопротивление равенству, и это им удается, так как они отличаются большой сплоченностью и агрессивностью.

Кавказские "землячества" часто выходят за пределы части и образуют межполковые соединения. Для них характерны особо острые конфликты, иногда с криминальным исходом. Даже небольшая группа кавказцев способна терроризировать многочисленные группы из представителей других национальностей

Если грузины, армяне, чеченцы, осетины, абхазцы, азербайджанцы объединяются с целью своего господства, то среднеазиаты — прежде всего в целях собственной безопасности…

Кроме того, что перечисленные национальности объединяются по территориально-национальному признаку, все вместе они объединяются против славян, хотя не всегда и не везде. Таким образом, самое крупное деление в армии идет на славян и неславян

Во многих случаях "молодые" национального происхождения имеют право вести себя как "деды" по отношению к славянам, прослужившим и год, и больше…

Скорее всего, эти явления имеют место со сравнительно недавнего времени. До конца шестидесятых годов Советская Армия была, по преимуществу, славянской. Крупное вкрапление среднеазиатов в армейские структуры произошло по демографическим причинам…

По имеющимся у нас отрывочным данным, в смешанных частях национальные отношения уже превалируют над "дедовскими". Крупные "землячества" решают проблему власти с помощью массовых избиений друг друга, причем драки за господство становятся все более жесткими. Можно предсказать, что в ближайшее время эти конфликты приобретут кровавый характер…

…Помню, как в 1988 году я проведывал одноклассника, проходившего срочную службу в одной из воинских частей под Подольском (в институт он не поступил, а технологии "откашивания" в то время находились в зачаточном состоянии). На вопрос о "дедовщине" Саша от души рассмеялся, порекомендовав "поменьше читать газет". Его часть находилась под полным контролям нескольких кавказских "землячеств". Мой одноклассник сумел выгодно распорядиться армянской половиной своей крови (его мама — армянка), сочинским происхождением (Сочи — "почти Кавказ") и с детства привитыми навыками общения с кавказцами. Своим среди тамошних "хозяев жизни" он, конечно же, не стал, но от унизительных "духовских" функций избавился уже с первого дня службы. "Шуршали" те, у кого не было с кавказскими "хозяевами жизни" совсем ничего общего.

С.Белановский и С.Мазеев ссылаются на демографию. Мол "славянская фабрика" перестала справляться с потоком "проблемного человеческого материала" из национальных окраин. "Ветоши" уже не хватало для того, чтобы прокладывать каждую "заготовку". Допустим. Но тогда распад СССР должен был резко оздоровить ситуацию. В РФ только русские (не считая других славян), согласно последней переписи, составляют более 80% населения. Даже если предположить, что Северный Кавказ призывается охотнее, чем остальная Россия (подтверждения данной гипотезы я, честно говоря, так и не нашел), пропорция все равно остается значительно более отрадной, нежели позднесоветская. Достаточно, придерживаться прежних традиций комплектования и проблема "землячеств" будет решена сама собой.

Не будем копаться в дымящихся развалинах "ельцинщины", когда не только армия, но и вся страна жила в атмосфере хаоса, а армия — вплоть до "чеченского шока" — считалась ненужной обузой и "тяжким наследием коммунистического прошлого". Вопросы комплектования, как и все прочие вопросы военного строительства, тогда не решались, скорее всего, никак (или "как придется"). Министры и главы родов войск или смирялись с существующим положением вещей (как Грачев или Сергеев) или долго в своих креслах не засиживались (как Родионов или Николаев).

Но после "победоносной" второй чеченской войны ситуация изменилась. Армия не может пожаловаться на дефицит внимания со стороны руководства страны: Путин уже успел покататься, по-моему, на всех транспортных средствах, находящихся на вооружении ВС РФ, Иванов — регулярно трясет перед нашими носами непрерывно растущими цифрами военного бюджета. Нас старательно убеждают в том, что военная политика нынешним руководством страны проводится. Более того, проводится успешно — то есть, руководство страны добивается тех целей, которые перед собою ставит. Ну что ж поверим ему на слово…

Рядовой Кичибеков


Чтобы начать разговор о "национальном вопросе" нынешней российской армии, забудем на время про реальность и окунемся в уютный полумрак путинского агитпропа.

Бесконечный телесериал "Солдаты", который мы уже вспоминали, не обошел он стороной и проблему "землячеств". Нам предъявили двух "старослужащих" из… Вологды. Они пытались взять под покровительство "духа"-земляка, но дружный армейский коллектив — верный принципам "дедовщины" — им этого сделать не позволил. Вот, собственно, и вся проблема…

Вернемся в реальность. В сентябре 2001 года "Коммерсант" рассказал о вопиющем случае — из мотострелковой части № 64322, дислоцированной в Самарской области, ушли 72 военнослужащих. Причина побега — притеснения со стороны призывников с Северного Кавказа.

"…Конфликт в части назревал с 15 августа. В этот день в нее привезли сразу 70 солдат. Прибывшие были в основном дагестанцами. Кроме того, к тому моменту в части уже проходили службу около ста человек с Северного Кавказа. Они сразу же объединились по принципу землячества и принялись наводить свои порядки. Например, могли сильно избить за малейшую провинность любого русского солдата. Отнимали личные вещи, сигареты, всячески унижали как молоды

Источник: http://www.apn.ru/publications/article9747.htm
Категория: Армия, которую послали | Добавил: wolf (13.08.2007) | Автор: Владимир Голышев
Просмотров: 2210 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |

Всего комментариев: 1
1  
Если бы сам не был свидетелем все нарастающей наглости поведения "хачиков" в реальной жизни, подумал бы что отдельная группа СМИ пытается навязать РФ внутренний конфликт на национальной почве.Это было бы логически верно представить и как "План Запада" по развалу РФ основанный на интернациональности нашей страны.
Многие меня осудят но я приверженец простых , жестоких но действенных мер.Помните товарища Сталина? Разве он сам не был выходцем с Кавказа? А помните как он действовал в такой ситуации? Сравнял все танками и тишина.А сейчас эта "гомосятина" прет от которой в стране назревают негативные настроения , вредные для страны.

Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Поиск


Друзья сайта

фотострана
Статистика

Copyright MyCorp © 2017